Арсенал Чистоты

Отраслевые объединения можно привлекать в качестве ответчика по антимонопольным делам

Верховный Суд разъяснил, что отраслевые объединения могут привлекаться в качестве ответчиков по антимонопольным разбирательствам. При этом участники рынка, считающие себя пострадавшими от недобросовестной конкуренции, могут обращаться с исками в судебные инстанции, минуя процедуру обжалования в ФАС фактов нарушения закона «О защите конкуренции».

В Постановлении Пленума ВС РФ №2 от 04.03.2021 указано, что некоммерческая организация может быть признана хозяйствующим субъектом для целей применения антимонопольного законодательства, если она объединяет юридические лица и индивидуальных предпринимателей, действующих на определённых рынках, и представляет их экономические интересы, связанные с конкуренцией на этих рынках. «В частности, установленные статьями 10 и 14.1-14.8 Закона о защите конкуренции требования к хозяйствующим субъектам могут быть распространены на профессиональные объединения субъектов рынка в той мере, в какой решения этих некоммерческих организаций способны оказать влияние на общие условия обращения товаров на рынке и позволяют извлекать доход членам некоммерческой организации из предложения товаров на рынке».

Таким образом, по мнению Верховного Суда, отраслевые объединения, действия которых на соответствующем рынке направлены на получение экономических преференций для членов этих объединений, являются потенциальными ответчиками по делам о нарушении антимонопольного законодательства. На рынке клининга и технической эксплуатации в настоящий момент работает всего одна некоммерческая организация, подходящая под это описание — СРО АКФО. Участники рынка отмечают, что Ассоциация клининговых и фасилити операторов не только заявляет о тесном взаимодействии с государственными надзорными органами, но и стремится свои внутренние регламенты и нормативы установить для всей ФМ-отрасли, а также формирует списки «потенциально неблагонадёжных» («Реестр непрозрачного периметра») и «максимально прозрачных», через продвижение которых пытается влиять на заказчиков услуг.

Результаты такого продвижения не нравятся антимонопольным органам. Так, в 2020 году были попытки прописать в тендерной документации на закупку клининговых услуг условие участия потенциальных подрядчиков в Реестре «БелыйФМ», однако ФАС посчитала, что «действия Заказчика ненадлежащим образом установившего порядок оценки заявок участников закупки по критерию «Наличие участника в реестре добросовестных фасилити-операторов (СРО АКФО)», а также установившего в проекте договора требование об обязанности исполнителя вступить в Реестр нарушают часть 1 статьи 2, пункты 13, 14 части 10 статьи 4 Закона о закупках».

Обязательные процедуры, конкурентные закупки, проведённые с нарушением правил части 1 статьи 17 Закона о защите конкуренции, и договор, заключённый по их результатам, могут быть признаны недействительными в том числе по иску заинтересованных лиц, имеющих право на оспаривание, среди которых участники такой процедуры, конкурентной закупки и стороны договора, заключённого по её результатам.

«Лица, чьи права нарушены в результате несоблюдения требований антимонопольного законодательства иными участниками гражданского оборота, вправе самостоятельно обратиться в соответствующий суд с иском о восстановлении нарушенных прав, в том числе с требованиями о понуждении к заключению договора, признании договора недействительным и применении последствий недействительности, с иском о признании действий нарушающими антимонопольное законодательство, в том числе иском о признании действий правообладателя актом недобросовестной конкуренции, а также с иском о возмещении убытков, причинённых в результате антимонопольного нарушения», — говорится в Постановлении Пленума ВС РФ.

При этом, по мнению Верховного Суда, заявление такого лица, обратившегося в судебную инстанцию за защитой своих прав, не подавая до этого соответствующего заявления в антимонопольный орган, не может быть оставлено без рассмотрения. Однако, в таком случае бремя доказывания факта нарушения антимонопольного законодательства, в том числе по проведению анализа рынка, возлагается на истца. «Если иск предъявлен после окончания рассмотрения антимонопольным органом дела, в рамках производства по которому установлен факт соответствующего нарушения антимонопольного законодательства, истец освобождается от доказывания данного факта, а также обоснования законного интереса в защите его прав, и антимонопольный орган привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, — поясняет Верховный Суд РФ. — В то же время наличие акта антимонопольного органа, содержащего вывод о нарушении ответчиком антимонопольного законодательства, не исключает права ответчика представить суду доказательства, опровергающие данный вывод».

Для признания судом нарушения запрета недобросовестной конкуренции, истец должен доказать:

— факт осуществления хозяйствующим субъектом действий, способных оказать влияние на состояние конкуренции;
— отличие избранного хозяйствующим субъектом способа конкуренции на рынке от поведения, которое в подобной ситуации ожидалось бы от любого субъекта, преследующего свой имущественный интерес, но не выходящего за пределы осуществления гражданских прав и честной деловой практики;
— направленность поведения хозяйствующего субъекта на получение преимущества, в частности, имущественной выгоды или возможности её извлечения, при осуществлении экономической деятельности за счёт иных участников рынка, в том числе посредством оказания влияния на выбор потребителей, на возможность иных хозяйствующих субъектов, конкурирующих добросовестно, извлекать преимущество из предложения товаров на рынке, на причинение вреда хозяйствующим субъектам-конкурентам иными подобными способами (например, в результате умаления чужой деловой репутации).

Верховный Суд также напоминает, что Закон о защите конкуренции определяет организационные и правовые основы предупреждения и пресечения недопущения, ограничения, устранения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации. В связи с этим судам необходимо иметь в виду, что антимонопольному контролю в соответствии со статьями 15 и 16 Закона подлежат нормативные и индивидуальные правовые акты, иные решения лиц, перечисленных в пункте 2 части 1 статьи 1 Закона, их действия/бездействие, соглашения и/или согласованные действия, способные влиять на конкуренцию, в том числе принятые (совершённые) в связи с реализацией властных полномочий. Источник: infoclean.su

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Заказать обратный звонок
Заполните форму и мы свяжемся с вами в ближайшее время